Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

2011-2

(no subject)

В Московском Комсомольце вышло интервью с супругами оппозиционеров - Юлия Навальная, я и муж Чириковой Михаил Матвеев. Была договоренность ставить согласованный со мной текст. Согласовать его согласовали, но дали не совсем то, поэтому местами смысл искажается.

Я дам то, что должно было пойти в печать, но не пошло "благодаря" редакторам. Ну МК таки МК, чо...


Свободная Настя

Писать об Анастасии Удальцовой просто как о жене оппозиционера не совсем корректно.  Настя сама на баррикадах с 18 лет. С 2004 года она  еще и пресс-секретарь организаций мужа – сначала АКМ, потом и Левого Фронта. Ее супруг, Сергей Удальцов, только в 2011 году провел под арестом больше 2 месяцев.  В начале декабря - голодовка в знак протеста за очередной незаконный арест. Голодовка закончилась реанимацией. О здоровье мужа Настя говорить не любит.

-Это была не первая сухая голодовка Сергея. Конечно, это отражается на организме, но мы знаем, ради чего это делаем. Я не пыталась отговорить его от подобных решений, потому что считаю, что это его право, его  личное решение.

Когда муж Насти отбывал очередной срок в спецприемнике, в Москве начались самые масштабные акции протеста. По сути, он был одним из тех, кто запустил процесс. Тогда, с подачи журналистов, Сергея стали поднимать на протестное знамя, как мученика и борца с режимом. Пока Сергей сидел, на трибуну поднялась  Настя. Она и до этого принимала участие в делах оппозиции, но всерьез о ней заговорили именно после Болотной. Удальцова так органично вписалась в среду оппозиционеров, что журналисты сразу стали лепить из нее "железную леди", не просто жену и соратницу Удальцова, а чуть ли не конкурентку в политической борьбе. «Пока муж в реанимации вы спокойно раздаете комментарии прессе, занимаетесь организацией митинга... Как вы можете сохранять самообладание?» - спрашивали журналисты.

- И правда, Настя,  вам удавалось держаться? 

- Я никогда не считала, что свои переживания нужно выносить на публику. Поймите, когда 15 лет в этом движении, то отношение к подобным трудностям меняется - я насмотрелась на репрессии, мы сами им неоднократно подвергались. Помогало как раз то, что я все время была занята - нужно было вести хозяйство, заниматься детьми, к тому же на меня свалились многие дела Сергея. Я понимала тогда, что если начну думать о том, что может случиться, то начну реально нервничать, что в декабрьской ситуации было бы крайне нежелательно. Впереди еще столько всего. Самый тяжелый этап - президентские выборы и, чем это обернется для нашей семьи, неизвестно. Мы не застрахованы ни от чего. Но мы готовы с этим жить. Как говорится: "Путина бояться, в политику не ходить".

- Как дети воспринимали аресты Сергея? Вы говорили им, где папа?

Collapse )